ФЕЛЬДФЕБЕЛЬ - магазин для реконструкторов и коллекционеров

Комиссары, политруки, а в более поздние времена советской власти, заместители командиров по политической части, это все широко всем известные названия должностей определенной части политического состава РККА, а затем и Советской Армии отвечавших, прежде всего за политико-моральное состояние бойцов и командиров, а с 1943 года солдат и офицеров Вооруженных Сил СССР.

У многих кто интересуется историей нашего Отечества и не только, невольно возникает вопрос, а для чего вообще была нужна данная организация, долгое время находившаяся в составе целой отдельной структуры во всех силовых ведомствах тогдашнего советского государства? В каких государствах еще кроме нашего вводился институт комиссаров? Или Россия единственная страна в мире, где имелся подобный опыт? Оказывается нет, не единственная.

Из мировой истории известно, что Россия была далеко не первой страной в мире, где в армии вводили институт комиссаров, «родиной комиссарства» была Италия, именно там, на Апеннинах аж в далеком XVI веке в армиях итальянских республик, которые формировались в основном из наёмников, придумали и ввели комиссаров, которые должны были контролировать лояльность войск и командиров нанимателям этих армий, чтобы войска не разбежались, а исполняли свои обязанности по ведению войны в полном объеме, за что им и платили.

В дальнейшем комиссары вводились и в других государствах, как правило, во время революций или гражданских войн, в частности, во Франции во время Великой Французской революции, это когда Якобинское правительство послало лучших своих представителей комиссарами в революционные войска, образовало революционный трибунал, в котором правили в основном якобинские комиссары, беспощадно расправляясь как они тогда считали с предателями, трусами и генералами, подготовлявшими поражение республиканских войск.

В западном полушарии в молодой американской армии тоже были свои комиссары, так в начале 19 века во время войны за независимость американские комиссары осуществляли контроль за лояльностью командиров воинских подразделений, воюющих на стороне американских колонистов, а также следили за политическим и моральным состоянием личного состава.

Большевики, начав создавать в 1918 г. Красную Армию, вынуждены были сразу проститься с революционным романтизмом и лозунгом типа «Все люди братья», так как молодую страну Советов враги окружили сплошным кольцом фронтов, устоит новая власть или падет в течение нескольких недель все зависело, от того сумеют создать большевики в короткие сроки боеспособную армию или нет, но как ее создавать без офицерских кадров?

Тогдашние руководители молодого советского государства приняли на то время единственное но верное решение, это призвать на военную службу бывших царских офицеров и генералов, десятки, а то и сотни тысяч которых в то время сидели по домам соблюдая нейтралитет. Известно что к концу войны в русской армии всего насчитывалось около 276 тыс. офицеров, из которых к этому времени 13 тыс. еще оставались в плену, а 21-27 тыс. по тяжести ранений не смогли вернуться в строй.(С.Волков «Трагедия русского офицерства»)

Главным инициатором привлечения военспецов на службу революции считался «черный альбатрос революции» Л.Троцкий, призывали офицеров на службу в рабоче-крестьянскую армию как в добровольном порядке, так и добровольно-принудительном, не редко оставляя под залог лояльности их родных и близких. Таким образом, благодаря энергичным мерам, предпринятым советским правительством вскоре военспецы, стали составлять около 75% командного состава Красной Армии, это огромная цифра, однако далеко не все из них были надёжными советской власти людьми, многие из них затаили злобу и нередко предавали советскую власть, переходя в период Гражданской войны на сторону белогвардейцев, иногда переходили вместе со своими подразделениями, а то и целыми воинскими частями. Чтобы предотвратить подобные случаи большевики приняли решение использовать военспецов в основном в качестве узких специалистов, взяв всю их деятельность под жесткий контроль специально для этого созданного института комиссаров.

В комиссары, как правило, назначали преданных советскому правительству людей, многие из них были из числа кадровых революционеров, прошедших подполье, царские тюрьмы и каторгу. Главной функцией комиссаров был надзор с их стороны за командованием, им необходимо было постоянно следить за деятельностью военспецов из числа бывших офицеров, за тем как планировались боевые действия и самое главное за моральным состоянием бывшего офицера-дворянина, чтобы тот не сбежал к белякам, да еще вместе с картой на которой были изображены все подробности предстоящей боевой операции, или хуже того обманом не увел к врагам свой батальон, а то и полк, бывало и такое.

Второй задачей комиссара была политическая воспитательная работа, т.е. комиссары должны были убедить командиров и красноармейцев, что перед РККА поставлены справедливые и нужные народу цели и задачи. Руководство деятельностью комиссаров осуществляло Всероссийское бюро военных комиссаров, в 1919 г. его переименовали в политический отдел (затем – управление) Реввоенсовета, а в 1922 г. – в политуправление Красной армии (ПУРККА).

Начиная с 1919 г. в Красной Армии появились кроме комиссаров еще и так называемые «политические руководители» – политруки, это так стали называть комиссаров в низовых военных подразделениях в ротах и взводах. Политрук – это младший командир, заместитель командира по политической части.

Создание института комиссаров на этапе Гражданской войны явилось вынужденной мерой, и в целом себя оправдало, более того сыграло решающую роль в укреплении боеспособности армии и ее дисциплины. Но именно со времен Гражданской войны у части народа звание комиссар помимо героического прошлого еще ассоциировалось и с голодом, продразверстками, подавлениями мятежей и крестьянских восстаний, грозное это было звание комиссар, грозное и страшное, комиссары своим врагам пощады не давали и враги их тоже не щадили.

Вскоре после окончания гражданской, в ходе военной реформы 20-х годов произошло огромное сокращение в РККА, большая часть боевых частей была расформирована в связи с чем 2 марта 1925 г. на основании решения ЦК ВКП(б) в тех оставшихся частях, которыми командовали командиры-коммунисты, имевшие опыт партийно-политического руководства, было введено единоначалие, т. е. должность комиссара была отменена. Таким образом, командир стал полностью отвечать за все стороны деятельности войск, выполняя и функции комиссара, но получил помощника по политической части. В остальных воинских частях там где командир не являлся членом ВКП(б) по-прежнему сохранялась должность комиссара.

В 1935 г. в РККА была восстановлена система воинских званий, а для политработников были введены специальные звания: «младший политрук», «политрук» и «старший политрук», соответствовавшие воинским званиям соответственно «лейтенант», «старший лейтенант» и «капитан». Звание «батальонный комиссар» соответствовало общему воинскому званию майор, «полковой комиссар» – полковник, «дивизионный комиссар» – комдив.

Вскоре наступил грозный 1937 год, в связи с обострением в стране очередного витка классовой борьбы, в целях более полного контроля над армией 10 мая 1937 г. институт военных комиссаров был снова введён во всех воинских частях, начиная от полка и выше, в штабах, управлениях и учреждениях. Военный комиссар или замполит был представителем партии во вверенной ему части, наделенный огромным доверием и несущий полную ответственность наравне с командиром за боеспособность части, политическое и нравственное воспитание бойцов и командиров.

Серьезность и важность данной должности подтверждается и выдержками из первого полноценного устава РККА УВС-37, так согласно данного устава военный комиссар полка:

ст. 47. Наравне с командиром является прямым начальником всего личного состава части и несет полную ответственность за политико-моральное состояние части, за выполнение воинского долга и проведение воинской дисциплины всем личным составом части снизу доверху, за боевую и мобилизационную готовность, за состояние вооружении и войскового хозяйства полка.

ст.48. Военный комиссар полка обязан:
1) оградить полк от проникновения и появления в нем шпионов, диверсантов, вредителей и иных врагов народа, немедленно и решительно пресекая всякие действия, могущие нанести вред РККА;

или политический руководитель роты (эскадрона, батареи)

ст.59. Наравне с командиром роты является прямым начальником всего личного состава роты и несет ответ­ственность за политико-моральное состояние и боевую подготовку роты, воинскую дисциплину, за хозяйство, боевую готовность роты и за сохранение военной тайны.
ст.60. Политический руководитель роты обязан:

3) укреплять воинскую дисциплину и боевую подготовку роты, лично быть образцом большевистской бдительности и оберегать роту от проникновения шпионов, диверсантов, вредителей и иных врагов народа;
(Устав внутренней службы РККА (УВС-37). Воениздат. 1938г. Введен в действие приказом НКО СССР №260 от 21 декабря 1937г. взамен Временного устава внутренней службы РККА 1924 года.)

Далее спустя всего три года чехарда с комиссарами продолжилась, с 12 августа 1940 г. институт военных комиссаров был в очередной раз отменен, на этот раз по настоятельной просьбе вступившего в должность Народного Комиссара обороны Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко. Который с цифрами в руках доказывал, что свыше 70% политработники не имели не только военного образования, но и даже обыкновенной военной подготовки. Новый нарком справедливо заметил «Два начальника – один командир, а второй надзирающий за ним – размывали ответственность за исполнение боевой задачи – становилось непонятно, кто из них конкретно отвечает за поражение?»

От урезанного института «комиссарства» оставались только заместители командиров по политической части. Таким образом, в армии снова была упразднена функция надзора за командным и начальствующим составом РККА и оставлена только функция воспитательной работы. Тогдашний Главный комиссар РККА Лев Мехлис был в полном расстройстве, так как его ведомство лишилось многих важных полномочий, а это для Мехлиса было не допустимо, но вскоре глава Главного политического управления РККА наверстал упущенное, наступил суровый и кровавый 1941 год.

В сложных условиях начального периода Великой Отечественной войны, когда наблюдалась массовая сдача командиров в плен, 16 июля 1941 г. вновь вернулись к системе военных комиссаров в РККА, которые были наделены теми же контрольными функциями, что и в 1918-1925 гг. Теперь они уже подчинялись главному политическому управлению РККА.

Главный комиссар Красной Армии Мехлис начал свою работу по укреплению дисциплины в войсках путем насыщения их добровольцами-коммунистами и политработниками, одновременно дисциплина укреплялась путем арестов и расстрелов на месте, Мехлис чуть ли не лично вылавливал в тылах действующей армии трусов и паникёров, а тех из них кто носил звание коммуниста, комсомольца или был политработником, он требовал немедленно предавать суду военного трибунала в первую очередь. В понимании Мехлиса, если политработник во время боя находится в тылу, то он ничего, кроме пули, за это не заслуживает. Страшные это были времена, полные неизвестности, страха и отчаянья, так что быть политработником в войсках под началом Мехлиса в тот период войны было смертельно опасно. Это позднее, после крымского разгрома, попав в опалу к Сталину Лев Захарович наконец то успокоился на скромной должности члена ВС в одной из общевойсковых армий.

Массовый героизм на полях сражений вместе со своими бойцами проявляли и множество политработников, многие из них действительно были примером для подчиненных. Да, скрывать тут нечего, было много и негатива, и комиссар мог проявить трусость, слабость и малодушие, так как все они были обыкновенными советскими людьми, а не какими то сверхчеловеками. Да, не все могли как политрук Синцов показанный в книге Симонова «Живые и мертвые» бродить по немецким тылам с комиссарскими звездами на рукавах, так как немецкий приказ не брать комиссаров и политруков в плен и расстреливать их на месте, выполнялся немцами неукоснительно.

Однако подавляющее большинство политработников достойно вели себя в боях на полях сражений второй мировой. Так, например среди 11 603 Героев Советского Союза, удостоенных этого звания в годы Великой Отечественной войны, было 211 политработников. По другим источникам среди политработников, удостоенных звания Героя СССР в годы Великой Отечественной войны, членов Военных советов фронтов, флотов, армий, начальников политотделов армий было 7 человек, а всех политработников, получивших звание Героя СССР, начиная от начальника политотдела дивизии (заместителя командира дивизии по политической части) и кончая заместителями политруков рот — всего 342, в том числе сержантов и рядовых, исполнявших эти должности — 41 человек.

Осенью 1942 года институт военных комиссаров был опять был ликвидирован и на этот раз окончательно, якобы тогда генерал Конев в разговоре со Сталиным поставил вопрос о ликвидации института военных комиссаров в Красной Армии, мотивируя тем, что этот институт сейчас не нужен. Главное, что сейчас нужно в армии, доказывал он, это единоначалие. Конев говорил: «Зачем мне нужен комиссар, когда я и сам им был! Мне нужен помощник, заместитель по политической работе в войсках, чтобы я был спокоен за этот участок работы, а с остальным я и так справлюсь. Командный состав доказал свою преданность Родине и не нуждается в дополнительном контроле, а в институте военных комиссаров есть элемент недоверия нашим командным кадрам».

По свидетельству Главного маршала авиации Голованова слова Конева произвели впечатление на Сталина, и он стал выяснять мнения по этому вопросу. Большинство военачальников поддержало Конева, и решением Политбюро институт комиссаров в армии упразднили.

Таким образом, опыт Красной Армии и армий других стран показал, что институт комиссаров обычно вводился в случае, когда верховная политическая власть не доверяла командному составу армии, комиссары в этом случае выполняли функции надзора за командирами, кроме этого, на них же лежала задача по политической пропаганде в среде личного состава частей. Если в годы гражданской войны этот институт почти полностью оправдал возложенные на него задачи, то в годы Великой Отечественной от него были вынуждены отказаться, так как контролировать самих себя было просто не зачем.

На фото: Младший политрук Алексей Еременко поднимает бойцов в атаку. Это, пожалуй, самое известное фото Великой Отечественной войны, наравне с которым разве что фотография Знамени Победы над рейхстагом. А. Еременко погиб через несколько секунд после того, как был сделан снимок.

Источник - http://warfiles.ru/

Нарукавные звезды политсостава РККА
Нарукавные звезды политсостава РККА

1 400 p


Наверх

Представленные на сайте товары не ставят целью пропаганду нацизма, фашизма или других политических течений. Ассортимент магазина предназначен для использования на военно-исторических реконструкциях, во время съёмок фильмов, для оформления исторических и музейных экспозиций и др.

Политика конфиденциальности

Создание Интернет-магазина Feldwebel.ru - PHPShop. Все права защищены © 2004-2018.