ФЕЛЬДФЕБЕЛЬ - магазин для реконструкторов и коллекционеров

Автор - Игорь Дроговоз.

Противник

Танковые дивизии Вермахта, действовавшие против советских механизированных корпусов, летом 1941 г. были сведены в 4 танковые группы, входившие в состав групп армий “Север”, “Центр”, “Юг”.

В группу армии “Север” входила 4-я танковая группа, которой командовал генерал-полковник Гёпнер. Она включала в себя:

- 41-й моторизованный корпус - 1-я и 6-я ТД, 36-я МПД;

- 269-я пехотная дивизия - командир генерал Рейнгардт;

- 56-й МК - 8-я ТД, 3-я МПД, 290-я ПД - генерал Манштейн;

- МПД СС “Totenkopf”.

В составе группы амии “Центр” находились 3-я танковая группа генерал-полковника Гота и 2-я танковая группа генерал-полковника Гудериана. В своем составе они имели:

3-я ТГр:

- 6-й АК - 6-я и 26-я ПД - генерал Ферстер;

- 39-й МК - 7-я и 20-я ТД, 14-я и 20-я МПД - генерал Шмидт;

- 5-й АК - 5-я и 35-я ПД - генерал Руоф;

- 57-й МК - 12-я и 19-я ТД, 18-я МПД - генерал Кунтцен.

2-я ТГр:

- 46-й МК - 10-я ТД, МПД СС “Das Reich” - генерал Фитингоф;

- 47-й МК - 17-я и 18-я ТД, 29-я МПД, 167-я ПД - генерал Лемельзен;

- 12-й АК - 31-я и 45-я ПД - генерал Шрот;

- 24-й МК - 3-я и 4-я ТД, 10-я МПД, 34-я ПД, 1-я КД - генерал Гейр;

- 255-я, 267-я ПД.

В полосе группы армии “Юг” действовала 1-я танковая группа генерал-полковника фон Клейста в составе:

- 14-й МК - 9-я и 16-я ТД, МПД СС “Viking”;

- 3-й МК - 14-я ТД, 44-я и 298-я ПД - генерал Макензен;

- 29-й АК - 111-я и 299-я ПД - генерал Обстфельдер;

- 48-й МК - 11-я ТД, 57-я и 75-я ПД - генерал Кемпф;

- 13-я ТД, 16-я, 25-я МПД.

В резерве ОКХ находились 2-я и 5-я танковые дивизии.

Наибольшие проблемы для немцев создавали новые советские танки КВ и Т-34. В документе Вермахта говорилось: “Большинство самых тяжелых танков противника было подбито 105-мм пушками, меньше подбито 88-мм зенитными пушками. Имеется также случай, когда легкая полевая гаубица подбила бронебойной гранатой 50-тонный танк противника с дистанции 40 м. Степень обученности русских водителей танков, по-видимому, низкая. Наблюдаются частые порывы гусениц.”

Немецкие войска использовали тактику, которая позволяла наносить противнику максимальный урон. Танковые дивизии Вермахта обычно продвигались по трем маршрутам. При этом центральная колонна была выдвинута вперед и имела в своем составе наибольшее количество противотанковой артиллерии. Правая и левая колонны двигались уступом и после завязки боя центральной колонной выходили на фланги и стремились окружить советские части, обороняющиеся на этом участке. Избегая лобовых атак, центральная колонна отходила назад, чтобы втянуть советские войска в “мешок”, а затем ударами с фланга и тыла окружить и разгромит их. При этом достигалось четкое взаимодействие танков с пехотой, артиллерией и авиацией. Пехота, продвигаясь на автомашинах, немедленно закрепляла рубежи, занятые танками. Там где советские танкисты контратаковали противника, он быстро развертывал противотанковую артиллерию. Авиация наносила методические удары одновременно по переднему краю и в глубине.

В “Докладе о боевых действиях” 43-й танковой дивизии 19-го МК за период с 22 по 29 июня 1941 г. о тактике немецких войск говорилось следующее: “Противник при организации боя хорошо использовал все средства подавления в их тесном взаимодействии с пехотой. С каждой танковой частью противника действует авиация. Артиллерийский огонь также корректируется авиацией. Во время артподготовки и в зависимости от ее результатов противник выдвигает штурмовые группы автоматчиков и батареи легких минометов, которые, захватив выгодные рубежи, закрепляются до подхода главных сил. Одновременно его танки стремятся обтекать наши фланги, а танки центра наводят на танковые засады. Вслед за этим противник производит сильный огневой налет по нашей артиллерии и танкам и вводит в бой свои танки на одном из флангов наших боевых порядков. Боевой порядок танков противника установлен следующий:

1-й эшелон - тяжелые танки;

2-й эшелон - средние танки, у каждого на прицепе орудие ПТО и десант автоматчиков;

3-й эшелон - легкие танки, также с орудиями ПТО и десантными группами автоматчиков и минометами на машинах типа “пикап”.

Вместе с тем силы противника отнюдь не исчерпывались механизированными и танковыми соединениями, и доля потерь советских танков в дуэлях с ними была не самой большой. Основные удары первых дней войны немцы наносили силами авиации, бомбардировочными и штурмовыми налетами выводившими из строя технику и личный состав частей РККА в местах дислокации, на марше и при выдвижении к фронту.



Механизированные корпуса в бою


С первого дня войны механизированные корпуса оказались вовлеченными в ожесточенные бои с немецкими войсками. Им не пришлось прорывать оборону противника, входить в прорыв и действовать в глубине тыла, как это предусматривалось предвоенными планами. Основным видом их боевой деятельности стало нанесение контрударов по прорвавшимся ударным группировкам противника, что само по себе до войны считалось маловероятным.

В первые дни войны боевая деятельность мехкорпусов определялась приказом Народного комиссара обороны СССР №3, отданным в 22.07 22 июня 1941 г. Он гласил:

“1. Противник, нанося главные удары из Сувалкского выступа на Олита и из района Замостье на фронте Владимир-волынский, Радзехов, вспомогательные удары в направлениях Тильзит, Шауляй и Седлиц, Волковыск в течении 22 июня, понеся большие потери, достиг небольших успехов на указанных направлениях...

2. Приказываю:

а) Армиям Северного фронта продолжать прочное прикрытие государственной границы, граница слева - прежняя;

б) Армиям Северо-западного фронта, прочно удерживая побережье Балтийского моря, нанести мощный контрудар из района Каунас во фланг и тыл Сувалкской группировки противника, уничтожить ее во взаимодействии с Западным фронтом и к исходу 24 июня овладеть районом Сувалки, граница слева - прежняя;

в) Армиям Западного фронта, сдерживая противника на Варшавском направлении, нанести мощный контрудар силами не менее двух мехкорпусов и авиации фронта во фланг и тыл Сувалкской группировки противника, уничтожить ее совместно с Северо-западным фронтом и к исходу 24 июня овладеть районом Сувалки...

г) Армиям Юго-западного фронта, прочно удерживая государственную границу с Венгрией, концентрическими ударами в общем направлении на Люблин силами 5 и 6 армии, не менее 5 мехкорпусов и всей авиации фронта окружить и уничтожить группировку противника, наступающую на фронте Владимир-волынский, Крыстынополь, к исходу 24 июня овладеть районом Люблин, прочно обеспечить себя с Краковского направления;

д) Армиям Южного фронта не допустить вторжения противника на нашу территорию; при попытке противника нанести удар в черновицком направлении или форсировать реки Прут и Дунай мощными фланговыми ударами наземных войск во взаимодействии с авиацией уничтожить его; двумя мехкорпусами в ночь на 23 июня сосредоточиться в районе Кишинев и лесов северо-западнее Кишинева.”

Эта директива НКО отражала скорее желаемое, чем реальное положение вещей на фронте. Начальник Генштаба Г.К.Жуков, находившийся в это время в штабе ЮЗФ, не принимал участия в ее подготовке и в телефонном разговоре со своим заместителем Ватутиным заметил: “Но мы еще точно не знаем, где и какими силами противник наносит свои удары. Не лучше ли до утра разобраться в том, что происходит на фронте, и уж тогда принять нужное решение.” Однако вопрос был уже решен Сталиным и Тимошенко. Войска приступили к исполнению приказа, хотя в этот момент он абсолютно не соответствовал сложившейся обстановке, когда войска неорганизованно отходили на восток, отсутствовала связь между частями и соединениями, а многие штабы армий потеряли управление войсками.

Больших успехов в этих боях мехкорпусам добиться не удалось, но замедлить продвижение вражеских войск на направлениях главных ударов они сумели, хотя и ценой огромных потерь. В первые недели войны мехкорпуса потеряли практически все танки, большинство личного состава - результатом этого стало директивное письмо Ставки ВГК от 15 июля 1941 г., которым предусматривалось упразднение мехкорпусов. Танковые дивизии передавались в подчинение командующих армиями, моторизованные переформировывались в стрелковые. Управления мехкорпусов использовались для развертывания новых объединений - так, управление 8-го мехкорпуса в июле было преобразовано в управление 38-й армии ЮЗФ.

Северо-западный фронт


В состав войск Прибалтийского военного округа накануне войны входили 3-й и 12-й мехкорпуса. Выдвижение к границе 12-й мехкорпус начал по приказу командующего округом г-п Ф.И.Кузнецова еще 18 июня. После начала боевых действий командиры мехкорпусов получили приказ уже командующего фронтом о нанесении контрудара по прорвавшейся группировке противника: “12-му мехкорпусу - ликвидировать 23-й ТД танки противника в Кретинге, главные силы корпуса развернуть на фронте Тельтяй, Повентис для удара по флангу и тылу противника, прорывающемуся на Тауроген. 3-му мехкорпусу, оставив 5-ю ТД в распоряжении командующего 11-й армией, 2-й ТД и 84-й МД в ночь на 23 июня выйти заранее в путь движения район Росиены для удара во взаимодействии 12-м МК с 9-й артбригадой ПТО по противнику”. 12-й мехкорпус и части 10-го стрелкового корпуса из района Варняй, Ужвентис и 2-я танковая дивизия 3-го МК совместно с 48-й стрелковой дивизией из района Кейданяй, Расейняй ударом по сходящимся направлениям на Скаудвиле должны были разгромить тильзитскую группировку немцев. Но вследствие плохой организации и обеспечения контрудар 23-24 июня свелся к поспешным, несогласованным по месту и времени действиям.

Командующий АБТВ СЗФ П.П.Полубояров так описывал эти события: “Выдвижение войск для контрудара происходило в условиях, когда дивизии первого эшелона 8-й армии отходили под натиском противника... Дивизии 12-го мехкорпуса еще при выдвижении на исходные рубежи подверглись сильному воздействию авиации врага. В районе Жаренай произошло неожиданное столкновение частей 23-й танковой дивизии с противником. Врагу удалось отрезать от боевых подразделений тылы её 46-го танкового полка. И тем не менее полки этой дивизии все же смогли вовремя сосредоточиться для контрудара в районе Лаукува. Что же касается 28-й танковой дивизии, то её части вышли в намеченные районы с опозданием на три часа. Часть её сил оказалась связанной с отражением танковых атак врага в районе Кельме. Здесь же ожесточенные бои с противником вела и 202-я МД корпуса. Начало контрудара пришлось сдвинуть на три часа. Действия 12-го мехкорпуса практически вылились во встречное сражение без должной подготовки”.

2-я танковая дивизия 3-го МК вместе с частями 48-й и 125-й стрелковых дивизий контратаковала врага с утра 23-го июня, но и её действия территориального успеха не принесли. 24-го июня на направлении контрудара развернулось ожесточенное встречное танковое сражение. На фронте примерно около 60 км и в глубину до 25 км в боях с обеих сторон одновременно участвовало до 1000 танков. К вечеру 2-я танковая дивизия была окружена немецкими войсками и 26 июня разгромлена.

27 июня был разгромлен штаб 12-го мехкорпуса. Комкор Н.М.Шестопалов захвачен в плен (вместо него с 1.07 командиром 12-го корпуса назначен п-к В.Я.Гринберг). 4 июля корпус выведен в резерв фронта.

А вот взгляд с другой стороны - начальника Генштаба Вермахта Гальдера: “Войска группы армий “Север” почти на всем фронте (за исключением 291-й пехотной дивизии, наступающей на Либаву, отражали танковые контратаки противника, которые, предположительно, вел 3-й танковый корпус русских при поддержке нескольких мотомеханизированных бригад. Несмотря на это усиленному правому крылу группы армий удалось продвинуться до Виилькомира (Укмерге). На этом участке фронта русские также сражаются упорно и ожесточенно (запись от 24 июня)”. 25 июня Гальдер делает следующую запись: “ Ясно лишь, что только 3-й танковый корпус противника, с самого начала находившийся в этом районе, разбит танковым корпусом Рейнгардта и что танковый корпус Манштейна настолько далеко продвинулся на восток, что вынудил русских начать отход за Западную Двину. Противник организованно отходит, прикрывая отход танковыми соединениями.”

Результаты оказались незначительными, а потери в танках велики. Только 12-й мехкорпус к 29 июня потерял до 80% матчасти. Уже с 25 июня мехкорпуса вели арьергардные бои отдельными частями, прикрывал отход 8-й, 11-й и 27-й армий СЗФ.

В результате прорыва 4-й танковой группы войска СЗФ отходили в расходящихся направлениях - 8-я армия на Ригу, 11-я на Полоцк, а дорога на Даугавпилс и к переправам через Западную Двину оказалась открытой. Уже утром 26 июня 8-я танковая дивизия 56-го МК Манштейна подошла к Даугавпилсу. Для ликвидации прорыва из МВО на СЗФ был переброшен 21-й мехкорпус г-м Д.Д.Лелюшенко, получивший приказ прикрыть даугавпилское направление, а частью сил уничтожить войска противника в районе Резекне. С утра 28-го июня соединения 21-го МК, имевшие всего 98 танков, перешли в наступление. Итогом трехдневных боев стала остановка немецкого наступления до 2-го июля, вплоть до подхода главных сил германской 4-й танковой бригады. Командир 56-го моторизованного корпуса Манштейн в своих мемуарах так описывал эти события: “Как можно было предвидеть, противник подтянул свежие силы и не только от Пскова, но и от Минска и Москвы. Вскоре нам пришлось на северном берегу Двины обороняться от атак противника, поддержанных одной танковой дивизией. На некоторых участках дело принимало серьезный оборот... Конечно, если бы мы пытались дальнейшим продвижением удержать фортуну, это было бы азартной игрой. Она могла бы заманить нас в пропасть. Следовательно, цель - Ленинград - отодвигалась от нас в далекое будущее, а корпус должен был выжидать у Даугавпилса... Наконец 2-го июля мы смогли вновь выступить после того, как в корпус прибыло третье механизированное соединение - дивизия СС “Totenkopf”, а слева от нас 41-й танковый корпус перешел Двину у Якобштадта (Екабпилс)”.

В июле, для срыва намерений немцев прорваться к Новгороду, на СЗФ был отправлен 1-й мехкорпус г-м М.Д.Чернявского, входивший до войны в состав ЛенВО. К этому моменту в нем оставалось одна 3-я танковая дивизия, да и та без одного танкового батальона, МСП и ОЗАДН. Еще перед войной 17 июня из его состава была изъята 1-я танковая дивизия. 30 июня корпус вошел в состав СЗФ и на следующий день 163-я МД была передана в 27-й армии. 5.07 части 1-го мехкорпуса после тяжелого боя заняли город Остров, но к вечеру были вынуждены оставить его. 14-15 июля корпус нанес удар по 8-й танковой дивизии 56-го МК в районе города Сольцы, отбросив ее на 40 км. Гальдер 17.07.41 г. записывает в дневнике: “8-ю танковую дивизию придется отвести с фронта. Части дивизии СС “Мертвая голова” подтянулись и прикрыли ее фланг. Сегодня в 16.00 1-й армейский корпус перейдет в наступление, что облегчит положение на этом фланге.” Этот контрудар имел следствием приостановку немецкого наступления на Ленинград до выхода на рубеж р.Луга основных сил 18-й армии немцев и полного приведения в порядок 4-й ТГр. Но и сам 1-й мехкорпус перестал существовать как танковое объединение, потеряв большую часть танков.

К середине июля все четыре мехкорпуса, действовавшие в полосе СЗФ в результате огромных потерь (с 22 июня по 9 июля - 2523 танка) превратились в ослабленные стрелковые части, прикрывавшие отход войск фронта, а вскоре были расформированы.


Наверх

Представленные на сайте товары не ставят целью пропаганду нацизма, фашизма или других политических течений. Ассортимент магазина предназначен для использования на военно-исторических реконструкциях, во время съёмок фильмов, для оформления исторических и музейных экспозиций и др.

Политика конфиденциальности

Создание Интернет-магазина Feldwebel.ru - PHPShop. Все права защищены © 2004-2017.