ФЕЛЬДФЕБЕЛЬ - магазин для реконструкторов и коллекционеров

Автор - Игорь Дроговоз.

В полосе ЮФ советские мехкорпуса имели огромное превосходство над противником - 769 танкам 2-го и 18-го мехкорпусов противостояли 60 румынских. Соотношение было 12,8:1. Но командующий фронтом Тюленев полагал, что его войскам противостоят 13 танковых и моторизованных дивизий немцев, хотя на самом деле их не было.

Здесь в июне-июле наиболее активно действовал 2-й мехкорпус генерала Ю.В.Новосельского. Совместно с 48-м стрелковым корпусом генерала Р.Я.Малиновского он наносил контрудары по немецким и румынским войскам на рубеже реки Прут. 8 июля ударом в стык между 4-й румынской и 11-й немецкой армиями 2-й мехкорпус остановил наступление противника.

22 июля 2-й мехкорпус нанес контрудар из района Христиановки на Умань по 11 и 16-й танковым дивизиям немцев, отбросив их на 40 км, ликвидировав угрозу окружения 18 армии.

18-й мехкорпус 30 июня из Аккермана был выведен в район Вопнярки для укомплектования и 4 июля передан в состав ЮЗФ. 19 июля он вошел в состав 18-й армии и нанес контрудар по правому флангу 52-го армейского корпуса 17-й армии южнее Винницы имея 387 танков. 25 июля дивизии 17-й армии прорвали оборону в полосе 18-го МК и 17-го СК в районе Гайсин, Тростянец. До 30 июля 18-й мехкорпус занимал оборону у Гайворона, а в августе переброшен в Павлоград.

В конце июля дивизии 2-го мехкорпуса пытались помочь полуокруженным в районе Умани 6-й и 12-й армиям ЮФ, но прорвать фронт немецких войск не смогли. К тому же танковые части ЮФ к этому времени понесли ощутимые потери, хотя боевой потенциал их еще был довольно велик. Согласно донесению помощника командующего войсками ЮФ по АБТВ г-м Штевнева от 31 июля 1941 г. в мехкорпусах ЮФ имелось:

- во 2-м МК боеспособных: 1 КВ, 18 Т-34, 68 БТ, 26 Т-26, 7 огнеметных, 27 Т-37, 90 БА-10, 64 БА-20 (всего танков - 147, на 22.06. - 489);

- 18 МК: 15 БТ и Т-26, 5 Т-28, 2 огнеметных, 1 БА-10, 4 БА-20 (всего танков - 22, на 22.06. - 280);

- 16 МК: 5 Т-28, 11 БА-10, 1 БА-20 (на 22.06. - 608 танков);

- 24 МК: 10 БТ, 64 Т-26, 2 огнеметных, 10 БА-10, 5 БА-20 (всего танков - 76, на 22.06. - 222).

“В результате израсходования материальных ресурсов, аварий, поломок требует среднего капремонта: по 2-му МК - до 200 ед., в 18-м МК - до 200 ед.”

О состоянии мехкорпусов можно судить по боевому донесению штаба 6-й армии ЮФ от 26 июля: “16-й мехкорпус с минимальными остатками: 240-й МД, 15-й и 44-й ТД, из которых сформирован отряд пехоты силою до батальона, МЦП, силою до батальона. 16-й мехкорпус совершенно не представляет из себя сколько-нибудь реальной силы.”

Мехкорпуса, дислоцированные во внутренних округах, после начала войны были расформированы и на их основе созданы десять танковых дивизий новой организации. Основной же причиной переформирования принявших немецкий удар мехкорпусов становилось, “полное исчерпание материальной части”.

При рассмотрении событий первых недель войны возникает вопрос - почему обладая огромным количественным превосходством в танках (в полосе ЗФ соотношение было 2,7:1, ЮЗФ - 5,6:1, ЮФ - 12,8:1), имея танки не уступающие, а то и превосходящие по своим боевым качествам немецкие, советские бронетанковые войска потерпели столь сокрушительное поражение?

Объяснить его превосходством противника в боевой технике и внезапностью нападения, как это делалось раньше, будет очень неубедительно.

Поэтому приведем здесь соображения командиров танковых войск, непосредственных участников описываемых событий.

П.П.Полубояров, командующий АБТВ СЗФ: “В большинстве своем контрудары наносились нашими войсками фронтально, зачастую разрознено, не сосредотачивая основных усилий на решающих направлениях, по не расстроенным и сильным группировкам противника. У врага хорошо действовала воздушная разведка. Гитлеровские летчики быстро вскрывали перегруппировки и сосредоточения наших войск, особенно они следили за перемещения ми танковых соединений”.

К.К.Рокоссовский, в июне 1941 г. командир 9-го мехкорпуса ЮЗФ: “Войска этого округа (КОВО) с первого же дня войны оказались совершенно неподготовленными к встрече врага. Их дислокация не соответствовала создавшемуся у нашей границы положению явной угрозы возможного нападения. Многие соединения не имели положенного комплекта боеприпасов и артиллерии, последнюю вывезли на полигоны, расположенные у самой границы, да там и оставили. То, что произошло 22 июня, не предусматривалось никакими планами, поэтому войска были захвачены врасплох в полном смысле этого слова. Потеря связи штаба округа с войсками усугубила тяжелое положение.

Погибали в неравном бою хорошие танкистские кадры, самоотверженно исполняя в боях роль пехоты. Даже тогда, когда совершенно ясно были установлены направления главных ударов, наносимых германскими войсками, а также их группировка и силы, командование округа оказалось неспособным взять на себя ответственность и принять кардинальное решение для спасения положения, сохранить от полного разгрома большую часть войск, оттянув их в старый укрепленный район”.

Не будем мы касаться причин поражений, носящих стратегический характер - им посвящено много литературы, особенно в последние годы. Причины же неудач оперативно-тактического уровня были оценены еще в 1941 г. В документах, не предназначенных для широкого пользования, они были изложены с исчерпывающей полнотой. В качестве примера приведем доклад помощника командующего войсками г-м танковых войск Вольского заместителю НКО СССР г-л Федоренко от 5 августа 1941 г. В нем идет речь о действиях мехкорпусов ЮЗФ, но выводы его распространимы на корпуса других фронтов.

В этом документе основными причинами быстрого выхода танковых частей из строя названы:

“1. С первого же дня войны мехкорпуса были неправильно использованы, ибо все были приданы армиям...

2. Все боевые действия мехкорпусов происходили без тщательной разведки, некоторые части совершенно не знали, что происходит в непосредственной близости. Авиационной разведки в интересах МК совершенно не велось. Управление мехкорпусами со стороны общевойсковых командиров было поставлено плохо, соединения были разбросаны (8 МК) и к моменту наступления были оторваны друг от друга. Штабы армий совершенно не были подготовлены к управлению такими крупными механизированными соединениями, как мехкорпус...

3. Штабы армий совершенно забыли, что материальная часть имеет определенные моточасы, что она требует просмотра, мелкого ремонта, дополнительного пополнения горючим и боеприпасами, а технический состав и начальники АБТО армий не подсказали им этого, и вместо того, чтобы после выполнения задачи отвести мехкорпуса, предоставив им время, необходимое для этой цели, общевойсковые командиры требовали только давай и больше ничего. Не было совершенно взаимодействия с воздушными силами. Мехкорпуса совершенно не имели прикрытия как на марше, так и на поле боя, особенно плохо обстоял вопрос об одновременной обработке переднего края артиллерией и авиацией.

4. Информация сверху вниз, а также с соседями была поставлена из рук вон плохо. Война с первого дня приняла маневренный характер, противник оказался подвижнее...

Крупнейшим недостатком было то, что приказы очень часто наслаивались, в них подчас конкретные задачи не ставились, а частая смена обстановки подчас приводила к тому, что штабы армий совершенно теряли управление МК.

Это все, что касается общевойсковых командиров. Но много было недочетов, допущенных непосредственно и командирами механизированных частей и соединений. К ним относятся:

1. Штабы МК, ТД и ТП еще не овладели должным оперативно-тактическим кругозором. Они не смогли делать правильные выводы и полностью не понимали замысла командования армии и фронта.

2. Не было маневренности - была вялость, медлительность в решении задач.

3. Действия, как правило, носили характер лобовых ударов, что приводило к ненужной потере материальной части и личного состава...

4. Неумение организовать боевые порядки корпуса по направлениям, прикрывать пути движения противника, а последний главным образом двигался по дорогам.

5. Не было стремления лишить противника возможности подвоза горючего, боеприпасов. Засады на главных направлениях его действий не практиковались.

6. Не использовались крупные населенные пункты для уничтожения противника и неумение действовать в них.

7. Управление, начиная от командира взвода до больших командиров было плохое, радио использовалось плохо, скрытое управление войсками поставлено плохо...

8. Исключительно плохо поставлена подготовка экипажей в вопросах сохранения материальной части. Имели место случаи, когда экипажи оставляли машины, имеющие боеприпасы, были отдельные случаи, когда экипажи оставляли машины и сами уходили.

9. Во всех частях и соединениях отсутствовали эвакуационные средства, а имеющиеся в наличии могли бы обеспечить МК и ТД только в наступательных операциях.

10. Личный состав новой техники не освоил, особенно КВ и Т-34, и совершенно не научен производству ремонта в полевых условиях. Ремонтные средства танковых дивизий оказались неспособными обеспечить ремонт в таком виде боя, как отход.

11. ...Отсутствие штатной организации эвакосредств приводило к тому, что эвакуация боевой материальной части... отсутствовала.

12. Штабы оказались малоподготовленными, укомплектованы, как правило, общевойсковыми командирами, не имеющими опыта работы в танковых частях.

13. В высших учебных заведениях (академии) таких видов боя, с которыми пришлось встретиться, никогда не прорабатывалось, а это явилось большим недостатком в оперативно-тактическом кругозоре большинства “командного начсостава”.

К этим выводам трудно что-либо добавить, можно лишь подтверждать конкретными фактами. Вот только несколько:

- В 8-й ТД 4-го МК ЮЗФ экипажами было уничтожено 107 танков, в том числе 25 КВ, 31 Т-34. 18 Т-34 вообще пропало по неизвестной причине.

- в 10-й ТД 15-го МК ЮЗФ было брошено при отходе 140 танков, из них 34 КВ и 9 Т-34. 6 машин пропало без вести.

- 7-я ТД 6-го МК ЗФ только 22 июня от ударов авиации потеряла 63 танка.

- 12-я ТД 8-го МК ЮЗФ за первые три дня войны прошла более 500 км, подчиняясь разноречивым приказам, потеряв при этом по техническим причинам 50% матчасти. 26 июня введена в бой с ходу, по частям, без достаточной подготовки.

- 13-я ТД 5-го МК ЗФ в разгар контрудара встала из-за отсутствия горючего. В таком же положении оказались ТД 6-го, 11-го, 12-го и других МК.

- 5-й и 7-й МК ЗФ в июле наносили контрудар на местности, совершенно не приспособленной для действий танков, что привело к большим потерям.

- 22-я ТД 14-го МК ЗФ, дислоцировавшаяся в Бресте, уже утром 22 июня в результате артобстрела потеряла большую часть танков и артиллерии. Были уничтожены склады ГСМ и боеприпасов.

- 23-я и 28-я ТД 12-го МК СЗФ, участвуя в контрударе по тильзитской группировке, вступали в бой в разное время, координация действий отсутствовала. 28-я танковая дивизия к тому же оказалась без ГСМ и вынуждена была полдня бездействовать.

Эти примеры можно продолжать, ни один мехкорпус не избежал тех бед, о которых шла речь в докладе генерала Вольского.


Наверх

Представленные на сайте товары не ставят целью пропаганду нацизма, фашизма или других политических течений. Ассортимент магазина предназначен для использования на военно-исторических реконструкциях, во время съёмок фильмов, для оформления исторических и музейных экспозиций и др.

Политика конфиденциальности

Создание Интернет-магазина Feldwebel.ru - PHPShop. Все права защищены © 2004-2017.